16:00 

2.

2
4 января 1209 года н.э.
Постоялый двор Кошона, западная часть Тулузы

- Эй, мастер, проснитесь! – Что-то холодное упало на лицо. И это было чертовски приятно. Голова трещала, как поленья в печке. Хотелось, чтобы эти поленья окончательно прогорели и можно было развеять пепел над Гарроной.
Эх, жалко, что это только в моих мечтах. Открыл глаза. Сплошная темнота. Включил Виденье. Надо мной нависал Горно. Попытался сесть, но также завалился назад. Хорошо меня спеленали. Цепью. Вот почему так неудобно лежать. Толстая цепь впилась в тело. Кажется, ею обмотали меня всего. Руки были вытянуты вдоль тела. Попытался пошевелить пальцами. Пальцы застыли в чем-то липком и не слушались. Интересно, если они так хорошо подготовились, то почему язык не отрезали? Или это еще предстоит?
- Ты как, Горно? Цел? Они тебя не трогали? – Я попытался повернуть голову в сторону воина.
- Право же, мастер, это я должен о Вас заботиться. Простите, что так получилось. Монсеньор Блак расстроится, если с Вами, что-то случится.
- Уху. – Только и смог ответить, откидывая опять голову назад. Пол тут был холодный и каменный. Мы явно были где-то под землей. Горно сидел с крепко связанными руками и ногами. Рядом стояло деревянное корытце с водой и Горно опять окунул туда какую-то половую тряпку. Руками он двигать мог, только вместе и перенося свой корпус полностью от меня до корыта.
- Не хватало только, чтобы Франка озаботилась куда это мы вдвоем пропали и, не дождавшись монсеньора пошла нас выручать…
- Франка умная, она так не поступит.
- Спасибо, Горно, за оценку моих умственных способностей. Я всегда знал, что ты настоящий друг!
- Не за что. – Кажется или Горно улыбается? Вот подлюка, еще и смеяться надо мной удумал. Всегда легко глумиться над поверженными. Вдвойне смешней, если ты и сам повержен. Ну так, ради солидарности. – Какой план действий, мастер?
- Два варианта с одним концом. Первый: сейчас приходит сюда наследник графа Тулузского и своей детской ручонкой убивает нас. Ну перед этом могут быть еще и пытки. Во всяком случае, если захочешь, могу ускорить процесс, чтобы не терпеть пыток. Ты мне только намекни, это я от всей души. Могу попробовать на тот свет захватить еще всех кто придет. Тоже будет интересно перед смертью посмотреть. Итог один - мы представимся перед Его светлые очи. Второй вариант: каким-то чудом нам удастся отсюда выбраться, каким-то чудом нам удастся добраться до дома, там нас будет ждать разъяренный Блак, который, будь уверен, за такие дела порвет нас на клочки. Итог все равно один. Вот я сижу, в смысле лежу, и думаю, что лучше умереть от пыточных дел мастера или от рук монсеньора Блака?
- Я склоняюсь, к первому варианту, если Вы об этом. Но выбраться все-таки стоит попробовать.
- Тогда посади меня спиной к стене и положи мне на голову опять эту тряпицу. Мне нужно, чтобы она не болела, необходимо сосредоточиться.
Горно, в присутствии нас с Блаком, всегда очень исполнительный и преисполненный покорности. Но как мне рассказывала Франка, в наше отсутствие и в кабаках, это сущий смутьян. Всегда пытаюсь представить еще недавнего деревенского увальня, затевающего драку с дестью людьми в кабаке, но никогда не могу.
Он прислонил мое обездвиженное тело к стене, и я постарался устроиться поудобнее. Кровообращение в теле, по моим ощущениям, совсем остановилось. Но об этом будем думать потом. Если надо, Горно, сможет меня и понести.
- Кстати, друг, а где мы сейчас?
- В подвале постоялого двора Кошона. – Горно подтащил корытце поближе.
- Уже лучше. А теперь вытри руки об одежду насухо. И постарайся обтереть как-нибудь намокшие веревки. А то пока ты тряпку полоскал, веревки набухли.
Говорю же, исполнительный. У самого, наверное, руки онемели, но трет же, и меня усаживал.
- Все? Теперь будет немного больно. Приготовься и напряги, как можешь запястья. Когда скажу резко дерни.
Собрал боль и онемение в одну кучу. В другую страх и отчаянье. Это перед Горно старюсь выглядеть неунывающим дураком. А самому страшно. Жутко боюсь и пыток и смерти. Перед подчиненными нужно выглядеть орлом, хоть и являюсь только ощипанной курицей. От этого еще гаже. Силу можно черпать отовсюду. Когда не остается ничего – черпай из себя, из последнего. Так можно и перегореть. Но другого выхода уже нет. Лучше быть живым перегоревшим, чем мертвым, но относительно целым. Сила разлилась вокруг меня алым полем, которое нужно было собрать. Да, силы было достаточно. Ведь я сегодня толком и не колдовал. Так что перегореть мне не грозит, а вот надорваться – запросто. Когда руки не свободны, то сконцентрироваться на поле довольно сложно. Обычно если церковники ловят чародеев, то дробят все кости на руках, вырывают язык и выкалывают глаза. Безопаснее. Сконцентрироваться уже нет возможности. Хотя такие мастера, как Блак, могут только бровью пошевелить и вуа ля. А мне еще учиться и учиться. Закрыл глаза и стал мысленно плести тугую косу направленную на веревки. Тут главное, чтобы одежда Горно не загорелась.
- «Feu»!!! – Выкрикнул на одном дыхание. От веревок на руках и ногах Горно пошел пар, после чего они загорелись, каким-то неправильным зеленым пламенем. – Рви!
Горно резко дернул руками, от чего веревки разлетелись в стороны. Дальше, не обращая на огонь, Горно схватился руками за горящие веревки на ногах и потянул в разные стороны. Запахло паленым мясом. Веревки поддались. Воин сунул обожженные руки в корыто и облегченно улыбнулся. Скорее я переживал больше, чем он. Хорошо, когда есть кто-то, кто может за тебя решать, что делать.
- Сейчас на крик кто-нибудь прибежит. Счисть быстрее смолу с правой руки! Быстрее!
Мое сердце билось как бешеное. Не привык я настолько доверять другим. Ой не привык, а особенно когда от этого зависела жизнь. Больше я переживал за жизнь Горно. Кошон был прав: я хитрозадый ирландец и смогу выкрутиться в случае чего. Но вряд ли смогу защитить жизнь человека, который мне доверился.
У Горно получилось довольно быстро оттереть основную массу смолы. Я почувствовал, что могу опять двигать пальцами. Со стороны двери послышался шум. Если сейчас что-нибудь не сделаю, то все усилия напрасны. Я улыбнулся пришедшей в голову мысли. Ну такого они точно ожидать не будут. Завалившись на бок, я как смог развернул ладонь в сторону потолка. Красное поле силы пошло волнами вокруг меня. Даже не чувствительный Горно отшатнулся от скопившейся энергии. Ударить нужно было чем-нибудь не сильно разрушительным, чтобы не похоронить себя под обломками каменного потолка. Не думаю, что Горно сможет меня откопать из-под завала.
Сформировав сферу из поля, я попытался развернуть запястье так, чтобы точка концентрации подталкивал шар вверх. А теперь ювелирная работа.
- «Défloraison»! – Сфера наполнилась нужной мне энергией. И очень смертельной. Наверное, самой неотвратимой из всех известных. В считанные секунды, после соприкосновения с этой энергией все подвергается моментальному старению. После чего остается только пыль. Один раз видел, как Блак превратил в пыль небольшой курган. Для меня это был первый опыт такого рода. И буду, надеется не последний.
Пару раз толкнуть наполненный шар вверх точкой концентрации. И представлять, что это всего лишь легкое гусиное перышко. Миленькое такое перышко, белое, с пузяка нашего зловредного кусачего гусака Трова, после того как Франка сделала из него второе блюдо. Очень вкусное второе блюдо в тыблаках, с хрустящей корочкой, чтобы по пальцам тек вкусный сок и обжигал их.
Чтобы сконцентрироваться на чем-то важно, достаточно расслабиться на чем-то приятном.
Шар взлетел легко, в два скачка и медленно стал растворяться в каменном потолке. Горно не мог видеть всего происходящего в полной темноте, но инстинктивно прижался к противоположной стене и старался даже не дышать. Через пять секунд на меня посыпалась пыль. Для Горно создал огненный шарик под потолком. Послышался топот сапог за дверью.
- Горно, слушай внимательно, сейчас посади меня около стены. – Воин развернул мое тело обратно в сидячее положение. – Теперь заберись мне на плечи и постарайся выбраться в дырку.
- А Вы, мастер? – Горно присел около меня, пытаясь растянуть цепь на моих ногах.
- Это бесполезно. Скованную цепь тебе не разорвать. Сейчас единственная возможность спастись – это твое бегство. Приведи Блака. Ну, быстрей же!
- Но… - Горно очень хороший исполнитель, но с ним бывают проблемы, когда он сам принимает решения.
- Это приказ! Стражник, приказы не обсуждаются! Если Блак сегодня не вернется, то собирайте вещи и уходите с Франкой подальше на восток. Думаю, Священная Римская Империя как раз подойдет, чтобы схорониться. Пусть Франка оставит записку Блаку. Он дальше сам решит что делать.
- Хорошо, мастер, я приведу Блака, из под земли достану!
- Ну же!
Горно проворно забрался на плечи и резким движением подтянулся на руках. Что-то противно хрустнуло у меня в плече, но боли из-за онемения, не почувствовал.
По моим расчетам он должен был оказаться чуть дальше главного зала, рядом с конюшней. Хотя какие к черту расчеты, если я даже не представлял где мы находились под постоялым двором. Но такой прорыв они точно не должны были ожидать. У Горно есть шанс, а, значит, шанс есть и у меня. Три часа в сторону поместья, три часа обратно, два часа на поиски лошадей и прорыв из города. И того продержаться около восьми часов. Накинем сверху еще часа четыре. То есть сутки, каких то двенадцать коротеньких часов. Да раз плюнуть! И перед кем я хорохорюсь? Горно уже тут нет.
Мое тело устало повалилось на бок, чтобы цепь не так больно впивалась в спину и я прикрыл глаза.
Дверь заклинило. Не без участия Вашего покорного слуги. Когда поджигал веревки Горно, то направил излишек силы на дверь, иначе от воина осталась бы одна головешка. Края железной дверь оплавились, превратив замок в нечто неузнаваемое. За дверью слышалась ругань. Кажется, сейчас они начнут её выламывать. Отслеживая голоса, понял, что к ним присоединились еще двое. Умнеют не по дням, а по часам! Кузнеца позвали. В щель между полом и дверью с то стороны вставили какой-то прут. Сейчас буду силой рычага снимать дверь. Несколько ударов и дверь поднялась с петель. Довольно быстро дверь была убрана и в маленькой темнице стало тесно. Я смотрел на них из-под полуопущенных век, не проявляя признаков жизни.
- Где второй? – Двое вооруженных осмотрели камеру, пару раз пнув мое тело. Как грубо.
- Не мог же он испариться. – Это, кажется главный, что-то голос знаком. – Огня!
В камере сразу стало светло. Перед глазами мелькали только несколько пар ног, поднимать голову раньше времени мне абсолютно не хотелось.
- Посмотрите наверх! – Говорю же больно умные! Явно личная гвардия самого графа. – Этот ублюдок выбрался через дырку! Фор и Генри, быстро в зал, осмотреть двор! Он не должен был далеко уйти. Кошона сюда!
А теперь, кажется, дело дошло и до меня. Помолится что ли за Горно? Хотя никогда не умел разговаривать с Богом. Выученные наизусть молитв я в расчет не беру. Со стороны двери послышалось сиплое дыхание и топот бегущего мамонта. А вот и Кошон. Если я отправлю его на тот свет прямо сейчас, мне оставят жизнь еще на двенадцать часов или нет. Что-то подсказывает, что нет.
- Кошон, что это за дырка? – Главный тыкнул в сторону отверстия от моего шара. – Ты спецально поместил их сюда, чтобы они могли выбраться?
- Я?! Нет!!! Это все он! Он чародей! Ему помогает Дьявол!!!Вы же сами осматривали камеру, месье Альберто! Я никогда, я не за что…
- Заткнись! Он сейчас в отключке и не мог ничего сделать! Или ты действительно веришь во все эти дедовские сказки про ведьм и колдунов?!
- Богом клянусь!!! Он чародей! Его нужно было убить сразу! Он может навести на нас всех морок!!! – Кошон, ты просто умница, до такой идеи я бы сам не додумался. Только освободите мне руки и будет вам феерическое представление.
Я услышал удар, громоздкое тело Кошона повалилось на пол. Пара рук подхватила мое тело и поставили вертикально. Ну теперь можно прийти в себя, прежде чем они начнут приводить меня в чувство. Помотав головой, чтобы кровь отошла, я посмотрел на главного. Так и есть, месье Альберто собственной персоной. Начальник личной гвардии графа Тулузского.
- Месье Альберто, каким судьбами? – Интересно, мое разбитое лицо смогло выглядеть участливо-угодливо, как я планировал?
- Анри, так ты и есть тот самый чародей? А я думал, что ты только портки за месье Блаком стирать умеешь.
- Альберто, ты же меня знаешь не первый год! Мы же с тобой много вина на двоих выпили и по бабам вдвоем ходили! Я же рьяный христианин! Кошон задолжал мне кругленькую сумму, вот и подставил под клевету! Я не знаю, что он Вам наговорил, но все полнейшая ложь! Он побоялся, что я выдам его делишки с контрабандистами!
- Анри, все у тебя гладко получается, только объясни мне одну вещь. – Альберто резко развернул мое лицо в сторону дыры и поднес туда факел, чтобы я мог лучше видеть. – Вот это!
- Я не понимаю о чем ты! Я был бессознания все это время!
- И почему я тебе не верю? – Прищур у Альберто получился что надо. Его грузная фигура развернулась от меня на каблуках и двинулась из камеры. Двое парней понесли меня за ним. Было даже удобно, все-таки на весу не чувствуешь как металл впивается тебе в кожу. Когда наша небольшая процессия поднялась наверх, нас уже ждали пятеро в коричневых сутанах. Где-то внизу живот завязался большой такой узел. Главное не показать страх и тянуть время, уже не зная на что надеясь. Блак, умнее Франки, он не будет связываться с монахами. Одно дело воевать с малолетним сыном графа, другое дело с братством.
- Он ваш. – Думаю, еще долго не забуду эти слова от старого собутыльника. От чего гаже? От предательства человека, которого мог бы назвать другом или от собственной глупости? Ну себя никто обвинять не любит, а вот других самое оно. Но Альберто не виноват. Если мне нужно было выбирать между красавицей женой, маленькой Люсиль и еретиком, возможно колдуном, я бы не сомневался, что выберу.
Хватит себя оплакивать, лучше сосредоточься и думай! Стражники умело передали меня монахам. В рот вставили кляп, на глазах быстро оказалась повязка, а правая свободная рука окунулась во что-то липкое. О нет, снова смола! Хоть глаза не стали сразу выкалывать и то радость! Ох, как я не люблю боли, ни своей, ни чужой. Одно дело заживо гореть на костре, другое дело, когда тебя медленно и методично пытают, не дав представиться раньше времени. Где-то рядом заржал Громкий. Его издевательское ржание я узнаю из тысячи других. Кажется, монахи решили не мудрствовать лукаво и воспользовались моим же транспортом. Ну что за наглость??? Громкий заржал уже совсем близко. Мое тело водрузили в телегу, накрыли тряпкой и мы поехали. Пытался соразмерить время езды от Кошона. После очередной кочки сбился со счета. Но за пределы города мы точно не выехали.
Остановились довольно резко. Громкий выразил протест незнакомым людям, которые вздумали ему приказывать. Весь в меня! Прямо гордость берет. За свою гордость приложился спиной об стенку телеги. Ну, Громкий, ну, гад! Не солому везешь!
Монахи сняли тряпку, под которой я уже согрелся и вытащили меня на землю. Рядом лаяла собака, кто-то открывал и закрывал ворота. Много голосов. Больше разобрать не смог, когда несли довольно не аккуратно задели мою голову об очередной косяк и мое сознание померкло. Последней мыслью было желание не приходить в себя вообще! Малодушная мысль, но я таков каков есть.



URL
   

под стенами Тулузы

главная