21:46 

3
5 января 1209 г. н.э.
Северная окраина Тулуза
Дом мадам Эльвиры

- Генри, Генри! Вы слышите меня? – Опять что-то мокрое и приятное. Если так я буду просыпаться каждый раз, то скоро можно будет считать меня рыбой. Генри???
Я резко открыл глаза. Какой к чертям Генри? В голове всплыли недавние воспоминания. Непроизвольно вырвался стон. Рот был свободен. Кляп, значит, сняли раньше. Перед собой я увидел монахов. Капюшоны были откинуты. Двое разбирали мешок на столе рядом. Третий сидел на табурете чуть сбоку. Голос принадлежал ему. Я покосился на него. Смотреть было сложно. Голова фиксировалась железным обручем, а руки и ноги были распяты крестом. Четвертый опять положил мне на голову мокрую тряпку. Было приятно.
- С кем.. – Горло пересохло и больше я сказать не мог. Тот же услужливый монах поднес к моим губам деревянную кружку. Стало легче. – Вы лучше бы губку в вине вымочили, а потом на копье мне дали напиться.
- Не богохульствуйте, месье Генри. – Голос у него был мелодичный. Таким бы песни петь в тавернах. Много бы заработал. Пару молодых ребят и один седой монах. Не так все плохо. Могло быть хуже.
- Больше не буду. С кем имею честь? – Вежливым быть не только приятно, но и полезно.
- Фра Винцент. Остальное Вам знать не обязательно. Сразу два предупреждения. Первое: если будет произнесено хоть одно заклинание, Вам отрежут язык. Второе: если хоть раз Вы закроете надолго глаза, Вам их выколют. Понятно?
Умелые парни. А так с первого взгляда и не скажешь. Интересно, какую сторону представляют. Что-то много разных сил столкнулись нынче над Тулузой.
- Вам понятно? – Седой встал с табурета и переставил его ближе ко мне.
- Понятно.
- Ну вот и отлично. Теперь поговорим. Я буду задавать вопросы, пока отвечаете: да или нет. Не заставляйте нас переходить к другим мерам.
- Хорошо, давайте сразу признаю, когда и где подписывал договор с Дьяволом и что от него хотел. Может закончим формальности побыстрее? Отпираться или отказывать ни от чего не буду. – Сделать хорошую мину при плохой игре я умел всегда.
- Месье Генри, за кого Вы нас принимаете? – Винцент наклонил голову набок, смотря на меня как на глупого крестьянина.
- Надеюсь не за того, кому приятно пытать людей, а потом то, что осталось жечь на костре.
- Отчасти приходится прибегать и к таким мерам. Но с Вами все интереснее. Вас зовут Генри О’Кновинг из клана Кновингов, что располагался в городе Кашеле?
- Да.
- Вы последний представитель рода Кновингов, то есть Знающих. – Скорее звучало как утверждение, а не вопрос. В любом случае нужно соглашаться со всем.
- Да.
- Ваш клан был не последним в землях Мунстера. Но имел свои разногласия с О'Халликанами.
- Да.
- Вы родились в 1155 году?
- Да.
- Весь Ваш род был уничтожен при захвате Кашеле?
- Да.
- Вас объявили колдуном и пытались сжечь на костре?
- Да.
- Как вы спаслись?
- Как мне ответить? То что вы хотите услышать? Мне помог Дьявол.
- Нет, отвечайте правду.
- Я создал сигилу и вызывал пятьдесят первого духа Балаама. Он сделал меня не видимым.
- Теперь понятно почему ты такой остроумный.- Монах улыбнулся своим мыслям.
- Что?
- Балаам наделяет еще и остроумием.
- Я не думаю, чтобы оно мне сейчас помогло. – Попытался состроить кислую физиономию. Даже стараться не нужно было.
- Умный мальчик. Я знал, что ты будешь с нами сотрудничать. – Настроение у монаха сразу поднялось. Даже непроизвольно перешел с вежливого «Вы» на «Ты».
Ну если подумать, то я его ровесник. А он еще мальчиком называет. Правда выгляжу всего лишь на двадцать. Но это минусы выбранной профессии. Еще бы понять, что им от меня нужно. С радостью бы дал. Только пытаться дать ответ на незаданный вопрос довольно сложно.
- А теперь ответь, Генри, как ты избавился после от Балаама? – Когда обращался уважительно на «вы», все казалось не так гадко. И что мне ему ответить? Правду не смогу, а на вранье у него нюх. Прикрыв глаза, сосредоточился на поле вокруг. Легкое прикосновение ветра. Даже странно. В душной камере. Поле неправильного синего цвета. Сосредоточиться, поднять разлившееся по полу поле вверх, придать форму. Сильный удар поддых вывел из концентрации. Сила опала назад.
- Анри, не забывайтесь! Я представлю на что Вы способны! И если пока самолично не выколол Вам глаза, так только потому что они мне еще нужны. – Да, вот какими бывают монахи в гневе. Внешне спокоен, но по глазам я вижу всю ту ненависть, которую он питает. Нет, он не фанатик, в этом мне относительно повезло. Он намного хуже – он умный фанатик.
- Кто вы? – Нужно все-таки узнать в чьих руках буду марионеткой.
- Вам знать это не обязательно. С Вами хотел побеседовать один человек, после чего мы продолжим. На последок хотел спросить только одно: месье Генри, Вы верите в Бога?
И что мне ему ответить? Конечно верю, но не признаю тех, кто говорит от Его имени. Хотя вряд ли это сейчас, что изменит. Отчаянье сменилось злостью. Чертовы вершители судеб! Нашлись пастухи на паству, которую нужно вести! Я не овца, чтобы мою шерсть можно было продавать на рынке! Уроды! Ненавижу!
- Верю. И верю, что таким гавнюкам как Вы придет отмщение. Вы сами понимаете, что мне терять нечего. И заставить перестать биться свое сердце я смогу и в таком положении. Но делать что-то для вас не собираюсь. Лучше сдохнуть! – В гневе на красивые словеса я не способен. Подавился всем, что хотел сказать. И просто закрыл глаза. Сосредоточиться, поднять всю энергию которая внутри и направить в грудь. Создать свое маленькое солнце. И заставить его вспыхнуть. Это совсем не больно. Но этим уродам не уйти живыми отсюда. Они сгорят также, как горят еретики на кострах. Им никто не даст милосердно задохнуться в дыму! Сгорят от живого огня. Дать ненависти волю – именно она заставит вспыхнуть солнце!
Сгусток огня в груди померк, от сильного толчка. Опять удар. Еще бы две минуты! Кто-то трясет мою голову. Сильный звон в ушах мешает сосредоточиться. Я сделал еще попытку уйти в себя. Наполнить сгусток огнем, силой. Сверху полилась вода, окончательно потушив мою ненависть. Холодная, родниковая вода. Захотелось просто согреется, залезть под одеяло и проспать пару столетий. Страшный холод пронзил все тело. Звон утих. Попытался поднять голову. По ней явно пару раз сильно ударили. Железный обруч сорвался в приступе гнева.
Из далека услышал голос брата Винцента.
- Антонио, просил же не бить так сильно по голове! Этот чернокнижник нам еще понадобиться!
- О, Винцент! Еще чуть чуть и ты бы сдох! Как тебе нравится стоять на краю пропасти? – Надеюсь, моя улыбка напоминала волчий оскал в этот момент.
- Не волнуйся, таких ошибок мы больше не допустим. – Седовласый повернулся к трем молодым монахам. – Поливать водой каждые три минуты. Варро принеси с челядью сюда бочку с водой. Антонио, разогревай печь. Если будет закрывать глаза – прижигай бока.
- Винцент, ты умный подонок, но это тебе не поможет! – Кажется, Антонио, этот начинающий садист, облил еще раз водой и быстро стал срезать остатки сорочки. От дыхания из рта повалился пар.
Этот монах не прост. Он сам пользуется силой. Только странной. Не жизнью, не созиданием, а чем-то другим. Нельзя, ну нельзя охладить помещение за такой короткий срок без магии. От холодной воды кожа в раз посинела и пошла мурашками. Винцент вышел. А тот садист вставил мне в рот кляп. Ненавижу воду! Еще бадейка воды и я тут окончательно окалею. Можно сосредоточиться и так! Уставился в точку на противоположной стене. Горячая волна прошлась по телу. Но выкрикнуть feu мешал кляп. Так хотя бы можно согреваться. Мое красное поле силы, исходившее от тела без концентрации стало оседать на пол. И там, я не поверил своим глазам, пожиралось синим полем, разлитым внизу. Чертов урод! Сколько бы не вбухивал силы, это поле будет ее пожирать.
Вкатили бочку с водой. Была бы возможность – передернулся всем телом. Еще через минут десять вошел Винцент, которого сопровождали мой старый знакомый Альберто и маленький мальчик. На вид я бы ему не дал больше тринадцати лет. Породистое лицо, еще не оформившееся в правильные черты. Тонкие запястья. Рядом с верзилой Альберто, мальчик смотрелся совсем крошечным. Богатые одежды сильно контрастировали с коричневыми одеждами монахов и военной формой Альберто.
Попытался дружески кивнуть Альберто, но не вышло. Антонио снова полил меня водой. Брр.. Если выберусь из этой передряги самолично удавлю этого монаха. Ну и Винцента. Нет, Винцента в первую очередь, а потом Антонио.
- Месье Раймонд, представляю Вам Генри О’Кновинга. Вы хотели поговорить с ним?
Звонкий голос мальчишки отразился от стен камеры.
- Да, хотел бы поговорить наедине. Оставьте нас! – Гонору то сколько. Была бы возможность – рассмеялся. Хотя наверно так и следует воспитывать правителей.
Винцент учтиво поклонился.
- Я могу выйти, но пару моих братьев должны будут остаться здесь. Наедине Вам оставаться с ним опасно. – Брр.. еще вода. Надо было вести себя по-тише до этого. Не было бы этой ледяной пытки сейчас. – Мои братья смогут проследить, чтобы Генри не смог причинить Вам вреда.
- Нет. – Решительный молодой человек. А он мне нравиться. – Объясните Альберто, что нужно делать и уходите.
- Хорошо. – Брат Винцент еще раз поклонился и поманил к себе Альберто объясняя что-то.
Мальчик старался не смотреть на меня. Смотрел на стену за моей спиной. Еще наверное не привык к виду крови и пыткам. А нужно будет привыкать. А вот я пялился на него во всю. Да, похож на своего отца. Только лицо более волевое. Не била его еще жизнь. Но будет бить – это точно. Заметив мой взгляд, он вздрогнул. Так интересно о чем хочет поговорить со мной отпрыск великого рода? Неужели о проклятье? Не сработало проклятье. Да и разве верит сейчас кто-нибудь в магию? Антонио верит. Новый ушат воды окотил мое тело. Поганец, даже подумать нормально не даст.
Сказать мальчишке, чтобы расслабился и никого проклятья нет. А если вдуматься проклятья и правда нет. Вот если я умру, то оно проявит себя. Пока только отголосок наложен на род Плантагенетов. Но Раймонд не принадлежит к этому роду. Ему нечего меня бояться. Но что может быть страшнее детских страхов?
Монахи вывалились из камеры, а Альберто взял бадью, наполнив её водой. Сразу стало тошно. В любом случае я ничего не буду делать. Я не убиваю детей. А убить себя я смогу только, разнеся все окружающие в клочки.
Мальчик встал на табурет и вытащил мой кляп.
- Доброго дня, монсеньор. – Рот затек и струйка слюны сорвалась вниз. Альберто окатил водой. Хорошо исполнял инструкции Винцента.
- Ты, Генри О’Кновинг? – Мальчишка хмурился. Явно по-другому представлял разговор с магом, проклявшим род деда.
- Он самый! – Попытался улыбнуться. – Вам нечего меня бояться. И попросите Альберто не поливать меня. А то замерз знаете ли.
- Этого попросить я не могу. – Альберто также старалась на меня не смотреть. Да всегда сложно смотреть в глаза другу, который распят перед тобой.
- Я не собираюсь причинять Вам вред, монсеньор. Я не убиваю детей.
- Генри, я тебе верю. Но не пойду на такой риск. – Очередной ушат воды. Брр.. Сообразительный мальчик. И волевой. – Ты проклял мой род?
- Нет. – Честный ответ. Графов Тулузских я не проклинал. Только Плантагенетов. Альберто сжал и разжал кулаки. Он явна любит этого мальчишку, раз участвуют в его авантюрах.
- Фра Винцент говорит обратное. Тридцать восемь лет назад в Кашеле, около часовни Кормака, когда тебя пытались сжечь на костре, ты проклял род Плантегенетов.
- Извините меня, монсеньор, но Вы не принадлежите к роду Плантагенетов. Вам нечего опасаться этого проклятья. Тем более оно сработает только тогда, когда я умру. Вы как родственник Плантагенетов должны охранять мою жизнь. – А почему бы не попытаться разыграть такую карту?
- Мерзавец! - А вот и Альберто. Дорогой друг был взбешен. Ну как же: шантажируют его любимого маленького графа. Альберто саданул меня по лицо. Не особо больно, но обидно. Нос остался цел.
- Альберто, стой! – Раймонд, придержал руку воина. – Генри, я будущий владетель этих земель и мне не нравится, что здесь происходит. Я … - Мальчику еще сложно говорить слова настоящего мужчины. – Опасаюсь за судьбу Тулузы. Моего отца вынуждают покается в смерти папского легата. Публично подвергнутся бичеванию и согласится пойти войной на еретиков. Но мой отец на такое не пойдет! Чтобы мой отец готов был пойти вместе с крестоносцами нужна твоя помощь. Брат Винцент объяснит тебе план.
Вот так вот! Послужу на славу Родины! Опомнись, Анри! Тебя используют, а потом выбросят. Причем не тебя, а твое тело. Альберто плеснул еще воды. До чего же холодная. Кристаллики льда обожгли лицо. А почему бы по-хорошему было не подойти и попросить о помощи? Ха-ха! Я себе уже представляю, как монахи слезно стоят на коленях и просят великого чернокнижника снизойти до них. Наверное, мое настроение отразилось глупой улыбкой на лице.
- А с чего Вы, монсеньор, решили, что я буду Вам помогать?
- У тебя не будет выбора, Генри. – Слишком холодный голос у мальчишки. Внутренне для себя он уже все решил. Хороший бы вырос парень. А так вырастит хороший правитель.
- Это почему же? У меня всегда есть выбор. Я могу умереть прямо сейчас, оставляя Вас на растерзание крестоносцам Монфора.
- Брось, Анри. – Альберто подал голос. Ну, точно верный пес. – Слишком любишь свою задницу, чтобы ей рисковать. Я тебя знаю.
Тут он прав. А еще не люблю боли и холода. Не могу сосредоточиться.
Раймонд еще раз окинул мое плачевное положение и вышел. Сразу вошли монахи, принимая пост у Альберто. Винцент и Раймонд о чем-то разговаривали за дверью.
- Эй, Альберто! – Окрикнул старого друга. – Каково это?
- Что? – Кустистые брови воина сдвинулись. – Защищать родной город? Знаешь, нормально. Но не думаю, чтобы ты понял.
Ну да, куда же мне. Только это не моя Родина. Моя Родина стала больше похожа на растерзанный клочок ткани, после того как её поделили между собой английские лорды. А все из-за королька Дермота Мак-Мерроу, попросившего помощи у Генриха Второго. Прося помощи у волка, всегда нужно ожидать, что тот оттяпает подношение вместе с рукой.
Я понимаю этого мальчика. Но слишком сознательный для своего возраста.
Винцент сел на злосчастный табурет и внимательно на меня посмотрел. Ох, не люблю такие взгляды. Как будто я какой гусак, и меня выбирают на рынке. Вот только для чего выбирают – зарезать или по-другому использовать.
- Как мне лучше Вас называть?
- Лучше - Анри.
- Прекрасно, месье Анри, у меня имеется предложение.
- От которого я не смогу отказаться? – Неудачная попытка пошутить номер один.
- Догадливы. – Подлюка, даже не улыбнулся.
- Прежде чем начнете мне что-то предлагать, может прекратите поливать водой и накинете какой-нибудь плед. Отвязать пока не прошу. А то союзник из меня выйдет аховый.
- Извините, месье Анри, но Вы слишком опасны.
- Дайте угадаю Ваше предложение: нужно вызвать демона, чтобы тот пожрал всех еретиков? Очистил Юг от катаров и спас кучу невинного народа?
- Нет. Вам нужно будет создать сигилу Данталиона. Вы прекрасно осведомлены о свойствах этого Герцога Тьмы. Он сможет создать двойника месье Раймонда Шестого, чтобы тот покаялся в смерти папского легата. После чего настоящему Раймонду не останется выбора – он пойдет с крестоносцами выпалывать ересь.
Меня прошиб холодный пот. Пойти еще раз на такое. Я воззвал один раз уже к духу Тьмы. После чего оказался под его властью. Только вмешательство Блака спасло меня. Я избавился двадцать лет назад от Балаама. Но Балаам был слабаком по сравнению с Данталионом. Данталион - Великий и Могущественный Герцог, появляется в образе человека с множеством мужских и женских лиц, имеющих различные выражения; и он держит книгу в своей правой руке. Он может создавать двойников и управлять сознанием людей. Попасть в подчинение Данталиону последние, что я хотел бы пережить в этой жизни. Пережить еще раз весь этот кошмар. Лучше сдохнуть.
Я посмотрел на Винцента затравленным взглядом.
- Нет. Вы не можете просить меня об этом.
- Вы не понимаете. Я не прошу. – Гусака все-таки решили пустить под нож. Ну и черт с ними.
- Вы не сможете на меня давить. – Решимость сдохнуть здесь и сейчас во мне крепла с каждой минутой. – Что там дальше по плану? Пытки? Давайте перейдем к ним и не будем откладывать. – Неудачная попытка пошутить номер два.
- Месье Анри, вы живете тут уже более двадцати лет. Ваша семья…
- Моей семьи уже нет!
- Не истерикуйте, месье Анри, вы еще слишком эмоциональный молодой человек. Ваша семья: месье Бланк, мадам Франка, Горно. Они сейчас здесь и от Вас зависит, останутся они живы или нет.
- Я Вам не верю.
Седовласый махнул рукой в сторону помощников. Антонио вышел. Хоть водой перестали поливать. Но я настолько замерз, что даже думать об огне уже был не в силах. Да к тому же та синяя дрянь пожирала любые попытки создать что-либо. И что выбрать? Или отдать дорогих людей в руки палачу или отдать душу в руки демону? И каков шанс того, что монахи исполнят обещания? Да, я слишком эмоционален. Этого из меня Блак выбить не смог.
Антонио вернулась в сопровождение двух стражников, которые вели Горно и Франку. Горно был цел, только на лице красовались кровоподтеки. А Франка как будто только сейчас закончила готовить ужин. Такая же немного грустная улыбка на лице.
- Теперь верите?
- Винцент, выродок тьмы! Ублюдок!
- Не стоит разорятся по посту.
- Франка, монсеньора цел? – Если бедного старика покалечили, то им всем вместе не жить.
Встревоженный взгляд Франки испуганно смотрел на меня. Как будто от меня исходила большая опасность, чем от монахов. Чем они так запугали бедную Франку?
- Франка? Ты видела его? Что ты молчишь?! – Я не поверю словам Винцента какую бы сладкую ложь он мне не говорил бы. А вот Франка не сможет солгать.
Франка посмотрела на Винцента. Тот кивнул.
- Мастер Анри, он цел. С ним все в порядке. – Казалось, что полненькая стряпуха сейчас расплачется. – Он бессознания с того момента как его сюда привезли. Мне не удалось с ним поговорить. С нами нормально обращаются.
Бедная женщина еще пытается меня успокоить. Я тяжело вздохнул. Антонио вывел стражников, а вместе с ними Франку и Горно. Пришло время принимать решения. Решения, которые не дадут свернуть с выбранного пути.
- Фра Винцент, я думаю, Вы знаете мой ответ.
- Вот и отлично. – Мне показалось, что Винцент аж радостно подпрыгнул на месте.
- Я поклянусь своей душой, что исполню Вашу волю, а вы дадите мне спрятать от ваших загребущих ручонок моих людей.
- Клянитесь! И я отпускаю их сейчас же.
- Нет. Я спрячу их и поклянусь именно в тот момент. Пока клянусь своей силой, что не сбегу от Вас и не буду стараться причинить Вам вред.
- И как вы собираетесь спрятать своих людей? – Фра Винцент был явно заинтригован. А вот выкуси! Лопни от любопытства! Испытал легкий вкус мести. Не все карты биты уважаемый брат Винцент. Не удастся Вам заполучить своего карманного чернокнижника.
- Мне нужно, чтобы меня, Франку, Горно и Блака отвезли обратно в поместье. Там я смогу собрать свои вещи для создания сигилы и спрятать их от Вас.
- Хорошо. Завтра с утра и поедим. А пока отдыхайте. – Вот змея подколодная. Еще и издевается.
- А Вы ничего не забыли?
Собравшийся уже уходить Винцент, заинтересованно обернулся:
- Ну меня снять например? Вам же не нужен простуженный карманный колдун?
- До завтра, я верю в вашу живучесть.
запись создана: 04.01.2008 в 00:39

URL
   

под стенами Тулузы

главная